Показать сообщение отдельно
Старый 02.03.2010, 20:02   #304
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер)
 
Аватар для Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер)
Раса: Дева
Профессия: Волшебник

Пользователь
Регистрация: 24.12.2009
Сообщений: 170
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер) is on a distinguished road
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Segrey (Rappelz: Пантера) Посмотреть сообщение
моно еще вопрос, а если алькор весь из себя Асур, то как он подался то воле чувств, и раз, поцеловал Илику, как бы он же асур, им такие порывы резуие не ведомы, то бишь непозволительны, но автор сделал читатель прочел и насладился.... бум с нетерпением ждать продолжения
А вот и ответ (см. ниже)

33

Уже второй день подряд Элмор не выходил дальше своего приемного покоя. Линсин позволил им с Кидом остаться в Катане, с условием, что клирик согласится оказывать помощь представителям дружественных кланов, а рыцарь, в случае необходимости, поработает личным телохранителем посла. Разумеется, друзья с благодарностью приняли эти условия. На первый взгляд они не выглядели обременительными. Но вскоре Элмор на собственном опыте убедился, что, по крайней мере его задача, оказалась несколько сложнее, чем он думал. Пострадавших представителей кланов Триэльнир и Аш’еназ оказалось так много, что клирик с утра до вечера только и делал, что лечил их раны. К концу второго дня он заметил, что некоторые его пациенты за это время успели побывать на приеме раза по три. Заинтересовавшись странным обстоятельством, он спросил у Линсина, что бы это могло значить. Посол спокойно ответил, что подобное у асуров в порядке вещей. Они вспыльчивы, любят хорошую драку и часто назначают дуэли. Если раньше их иногда сдерживали опасения надолго выбыть из строя, то теперь, когда в посольстве появился штатный клирик, они отрываются на полную катушку.
- Впрочем, - добавил он для того, чтобы успокоить своего нового сотрудника. – Недели через две им это надоест, станет полегче.
Из-за того, что друг весь день был занят, Киду приходилось самому отслеживать сирен, появлявшихся в продаже на площади Мурркета и на аукционе. Там же он узнавал и последние сплетни. Но пока все было тщетно – Илика словно испарилась. О Тимире тоже почти ничего не было слышно – разве что на разные лады пересказывали то, как прошла церемония, да гадали, что означает приглашение светлых и солнечных на торжество клана Ильшасс.
Единственной интересной новостью, которую удалось подслушать, было то, что вопреки ожидаемому, владычица оказывает знаки расположения своему старшему племяннику. Но на этот счет существовали разные мнения и сложно было делать какие-то выводы. Асуры – непредсказуемая раса. Сегодня ты в фаворе, а завтра – получишь кинжал в спину. Никаких слухов, которые объясняли бы поведение Тимира на балу, услышать до сих пор не удалось. И это тоже очень тревожило.

- Не смей! – Алькор вздрогнул. С самого слияния Тимир ни разу не проявлял себя столь явно. Обрывочные сны, смутные образы, чувства, эмоции – не более того. Но сейчас мысленный окрик прозвучал так громко, что даже показалось странным, как его не услышала девчонка. Наследник еле сдержал довольную усмешку. Теперь понятно, где у кузена самое слабое место.
- Из какого ты клана? – полюбопытствовал он. Девчонка растерялась и захлопала глазами. Похоже, вопрос был сформулирован неудачно, видимо, предполагалось, что он, как Тимир, должен был ее узнать. Пришлось срочно переигрывать ситуацию. Даже врать особенно не пришлось: ну, конечно, милая, как я мог тебя не узнать, но твое появление так неожиданно. Да-да, я думал о тебе все утро…
Алькор вспомнил странные слова светлых на церемонии посвящения. Теперь он готов был побиться об заклад, что речь шла именно об этой девице.
«А она, действительно, ничего так, вполне миленькая», - он с иронией вспомнил свою одержимость этой… Илинвен, кажется. Нет уж, он – будущий властитель клана Ильшасс, сильный, жестокий, не имеющий слабостей, а все эти пережитки, доставшиеся от беспутного двоюродного братца, следует выжечь каленым железом… вместе с самим братцем, желательно.
- Не смей ее трогать, - раздавшийся в голове голос Тимира казался рычанием рассерженного зверя.
- А что ты мне сделаешь? – ехидно спросил у него Алькор. – Знаешь, девушка твоя мне понравилась. Поэтому сегодня мы с ней проведем незабываемую ночь, а завтра…
Волна ненависти обожгла наследника. Руки дрогнули - с великим трудом удалось сдержаться и не поддаться желанию задушить самого себя. Вместо этого он обнял девушку – исключительно назло кузену.
- С ума сойти, влюбленный асур. Орнито на смех, - подумал Алькор. – А если я еще и так сделаю…
Он прильнул к губам Илинвен. Поцелуй получился скомканным, похоже, девчонка что-то заподозрила, но реакция Тимира не разочаровала. Правда, пришлось приложить значимые усилия, чтоб не наделать глупостей. Игру пришлось свернуть. Срочно требовалось принять меры по усмирению разбушевавшегося «второго я». Шепнув девушке на прощание несколько многообещающих фраз, и назначив ей ночное свидание, Алькор направился в свои покои, где у него была припрятана бутылка с мощным зельем забвения. Этот отвар, разработка верховного мага, действовал только на тело и разум носителя, совершенно не затрагивая содержимое «Крови близнецов». Сейчас, пожалуй, наступило самое время для того, чтоб его применить.

Бринэрин с нетерпением дожидался вечера и встречи с Зак’рейном. Они были давними приятелями, даже какое-то время вместе воевали. А потом Бринэрина сильно ранили в ногу, из-за хромоты признали негодным для воинской службы и вскоре после завершения войны он получил приглашение от самой владычицы Линайи занять пост дворецкого. Что же до Зака, то он пропал без вести во время осады Стага. Во всяком случае, так все считали до последнего времени. И вот теперь, поди ж ты, объявился. Не сказать, что здоров и невредим, но то, что жив – это точно. Даже вот дочкой успел обзавестись. Жаль, что девочка оказалась ан’ни, с другой стороны, это лучше, чем совсем ничего. Дворецкий еще раз посмотрел на часы. Еще десять минут и можно уходить. Он уже намеревался вытащить из потайного отделения стола бутылку старого вина, специально припасенную для таких случаев, но дверь распахнулась, и в кабинет без стука вошел наследник.
- Привет, Брин, - фамильярно сказал он, оглядывая помещение шальным взглядом. Выглядел он нездоровым: лихорадочный румянец на щеках, блестящие от высокой температуры глаза, бегающий взгляд, нервные судороги, время от времени искажающие лицо. Все говорило о том, что наследник серьезно болен.
- Ваше высочество… - склонился в поклоне дворецкий. – В добром ли вы здравии? Вы сегодня выглядите приболевшим.
- Ерунда. Забудь. И никому не слова… У тебя тут… девочка появилась новенькая… - Алькор говорил отрывистыми фразами, после каждого третьего слова переводя дыхание. - Как же ее… Илинвен, кажется.
- Да, ваше высочество. Она что-то не так сделала? – спросил дворецкий.
- Да нет, просто я хочу, чтобы ты привел ее сегодня ко мне… Ночью, - последнее слово наследник выделил особо. По его лицу пробежала дрожь. Губы исказились в гримасе ненависти.
- Ваше высочество, - опешил дворецкий. – Вы же знаете, у нас проблема с персоналом. Вы же не хотите…
- Брин, скажи... ты знаешь, что через месяц-другой... я стану владыкой клана? – спросил Алькор раздраженно.
- Да, ваше высочество, - опустил глаза дворецкий.
- В таком случае... ты должен быть заинтересован не в том, как решить проблему со слугами, а в том, как бы сделать так, чтобы я оставил тебя на хлебной и сытной должности. Все понял? – наследник в гневе ударил по столу. Письменные принадлежности жалобно звякнули.
- Да, ваше высочество.
- Так вот, приведешь эту девку ко мне ночью и выберешь пару надежных слуг, которые помогут мне потом… убрать следы ее пребывания. У нее родственники есть?
- Да, ваше высочество. Отец.
- Заплатишь ему, чтобы молчал и не возникал. Все, что я сделаю, будет сделано в интересах клана. А жизнь паршивой ан’ни – это вообще не то, о чем следует говорить. Ты все понял, Брин? – правая рука наследника намертво вцепилась в спинку стула.
- Да, ваше высочество, - опустил голову дворецкий.
- Вот и молодец. А сейчас приставь к ней кого-нибудь на всякий случай, чтоб не сбежала. И, предупреждаю, что бы ни случилось ночью в моей комнате, зайти можете только по моему приглашению. Даже если девка будет орать как резаная, - мрачная улыбка промелькнула на губах Алькора. – Еще одно – если вдруг я выйду из комнаты без своего венца, - наследник указал рукой на свой обруч. – Поместите меня под арест, что бы я ни говорил и отправьте за владычицей. Ясно?
- Да, ваше величество, - ответил Бринэрин, понимая, что мирные посиделки в кабаке сегодня не состоятся. А ближайшая встреча с Заком будет посвящена судьбе его дочери. И чем только Илинвен ухитрилась не угодить наследнику? Не повезло девочке, очень не повезло. Сейчас бы ее к отцу отвести, пусть хоть простятся, но рискованно это. А ну как удерет? А ну как Зак откажется подчиняться приказу наследника или откажется взять деньги за жизнь дочери? Нет, должность дворецкого стоит дорогого, таким не разбрасываются направо и налево. А Зак, что Зак? Не было его полвека и еще полвека не будет, жили же без него как-то…
__________________
Серебро на черном бархате вечной ночи

Последний раз редактировалось Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер); 03.03.2010 в 04:16.
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер) вне форума Спасибо Цитировать