Показать сообщение отдельно
Старый 19.01.2012, 19:16   #1174
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер)
 
Аватар для Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер)
Раса: Дева
Профессия: Волшебник

Пользователь
Регистрация: 24.12.2009
Сообщений: 170
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер) is on a distinguished road
По умолчанию

73

Узнать нужные сведения ему удалось лишь пробравшись к кабинету Линайи. Там он буквально нос к носу столкнулся с Даэром, бывшим своим камердинером. Тимиру повезло вдвойне – по случаю всеобщей мобилизации в господской части резиденции было пустынно. Довольно улыбнувшись, ассасин сделал то, о чем уже давненько мечтал – схватил здоровой рукой Крысеныша за горло и поднял над полом.
- Где Линайя? – спросил он грозно.
Даэр забил ногами, он задыхался.
- Сейчас я тебя поставлю на пол, попробуешь пикнуть – придушу! – пригрозил Тим и опустил камердинера так, чтоб он мог встать на цыпочки и сделать неглубокий вдох. – Так где Линайя? – повторил он свой вопрос.
- В лаборатории… придворного мага. В подземелье, - просипел Даэр.
- Пойдешь со мной, - сообщил ему Тимир. – Даже не пытайся дергаться. Это не в твоих интересах. Когда Линайи не станет… Подумай, кто будет править кланом.
Крысеныш тотчас притих, оценив все свои потенциальные выгоды.
- Я… со всем уважением… конечно-конечно… - он едва ли не вприпрыжку побежал показывать Тимиру нужное направление. – Тут охрана, - сказал он, едва они приблизились к массивной стальной решетке справа от коридора, ведущего в темницу. – Я пароля не знаю.
- Наплевать. Пройдешь и отвлечешь их. Об остальном я позабочусь сам, - процедил сквозь зубы Тим, подтолкнул своего пленника вперед, а сам мигом скрылся в тенях.
- Ээээ… У меня важное сообщение для владычицы, - промямлил Даэр, подойдя к двум ассасинам.
- Пароль, - лениво потребовал один из стражей.
- Я не знаю пароля, но сообщение… - нерешительно возразил камердинер.
- Без пароля впускать не велено, - процедил страж и с выражением брезгливости отвернулся от Даэра. В этом была его ошибка. Стоило ассасину переключить внимание на своего коллегу, как Тимир, вынырнув из теней прямо перед ним, отсек ему голову одним взмахом меча. Второй страж умер, даже не успев среагировать на происходящее – меч Тима вонзился ему прямо в сердце. К сожалению, из-за того, что действовать асуру приходилось лишь одной рукой, он не смог подхватить тело и избежать излишнего шума.
Вытащив из кармана одного из охранников ключ, Тимир быстро открыл замок и с помощью подъемного механизма поднял решетку. Проскользнув внутрь и протолкнув вперед Даэра, он закрыл выход. Перерубив трос, позволяющий открывать решетку и намертво заклинив сам механизм с помощью кинжала одного из поверженных противников, ассасин быстро побежал по коридору, таща словно на буксире своего пленника, но вскоре наткнулся на чародея и чернокнижника, по всей видимости, дежуривших неподалеку. Вот тут Тимиру пришлось уже несладко. Он даже пожалел, что отозвал Искру – сейчас бы она пригодилась, но, увы, времени на ее призыв не было. Чернокнижник оказался опытным – увидев ассасина, он тут же применил заклинание коррозии, не наносящее особого урона, но мешающее сосредоточиться и спрятаться в тенях. Доспех Тимира словно окутался едким туманом. Маленькие, но крайне болезненные искры раскаленного металла отделялись от поверхности доспеха и прожигали кожу. Нага, наполовину женщина, наполовину змея, сопровождавшая чародея, громко зашипела и обрушила каменный дождь на голову Даэра, пытавшегося в это время удрать подальше от места сражения. Тим сделал единственное, что могло его спасти – удар тьмы – простенькое заклинание, ускоряющее в несколько раз реакцию и позволяющее совершить молниеносный бросок к сопернику. Оказавшись прямо перед чернокнижником, ассасин оглушил его, ударив по голове яблоком меча. Пока чародей и его нага расправлялись с ни в чем не повинным Даэром, Тимир добил своего оглушенного противника. К этому времени окончилось действие заклинания коррозии, впрочем, особенной радости это не доставило – наги отлично видели противников, затаившихся в тенях. Ассасин устремился к чародею – не имело смысла тратить время на питомца. Он не успел лишь немного – чудовище, расправившееся со своей первой жертвой, оглушительно зашипело и невидимая тяжесть обрушилась на Тима, придавив его к полу. Глаза сами собой начали закрываться. Тимир собрал волю в кулак и попытался преодолеть чары. В ответ на это нага попыталась наслать на противника окаменение. И вот тут что-то произошло. Тим и сам не понял, как так получилось, но внезапно он ощутил рядом с собой чье-то незримое присутствие. Невидимая рука нежно коснулась его щеки, и действие вражеских чар пропало. Более того, заклинания наги начали натыкаться на невидимый щит, поглощающий их без остатка. Помощь пришла вовремя – по коридору бежали два чародея а с ними еще одна нага и красная фея.
Хозяева отправили своих питомцев в бой, в то время как сами резонно предпочли держаться на значительном расстоянии. Тимир направил волну магической энергии на свой клинок, и из него вырвалась ярко голубая волна, откинувшая красную фею назад. Еще один бросок тьмы переместил его к наге. Ударив ее и парализовав на небольшое время, он невероятно быстро оказался рядом с хозяином первой наги и выпустил ему в лицо горсть сонного порошка. Еще несколько стрел магии растворились в охраняющем Тимира невидимом щите. Воспользовавшись своей временной защитой от магии, ассасин быстро расправился с одним, потом с другим противником. Последний чародей попытался сражаться с ассасином с помощью двух кинжалов, но, трезво поразмыслив, почел за благо бежать. Увы, отступление было отрезано – намертво заклиненная решетка не оставляла ему шансов – без питомца чародей был почти беззащитен. Тимир даже хотел оставить его в покое, но быстро сообразил, что удар в спину – это вовсе не то, что он жаждет обрести за свою доброту. Метательный нож вонзился чародею прямо в горло. Проверять, что случилось с Даэром, Тимир не стал – это его вообще не волновало.
Невидимый защитник вновь провел по щеке Тима, словно прощаясь с ним. А после этого асур почувствовал, что кто-то едва ощутимо коснулся его губ. Вслед за этим ощущение чьего-то присутствия пропало, оставив в сердце какую-то странную тоску сродни волчьей.
Отряхнув меч, Тим медленно побрел к лаборатории – теперь можно было не торопиться.

Когда Хаун’мир, наконец, закончил свои ужасные приготовления к ритуалу, Линая успела пожалеть о своей настойчивости – смотреть, как маг с профессионализмом настоящего мясника снимает с трупа кожу, было и противно, и жутко. Судя по всему, парализованный заклинанием светлый, лежащий неподалеку, был того же мнения – по его лбу катились крупные капли пота, а лицо стало бледным до синевы.
Срезанные куски кожи направлялись в странного вида приспособление, напоминающее два металлических жернова. С глухим рокотом жернова вращались, а из трубки, выходящей сверху, в подставленный кувшин капала белесая жидкость. Наконец, покончив с подготовкой тела Алькора, маг удовлетворенно отер лицо чистой тряпицей и будничным тоном сказал:
- А теперь нам понадобится энергетическая подпитка, - с этими словами он подошел к пленнику, ножом срезал с него всю одежду, а затем нараспев прочел неизвестное Линайе заклинание. Ничего особенного не произошло. – Это не даст ему умереть раньше времени, - пояснил Хаун’мир. – Раз уж сидишь, помоги-ка мне… - он указал на веревку, переброшенную через крюк на потолке, другой конец которой был привязан к небольшой ручной лебедке. – Этим нужно крепко связать его руки.
Линайя, преодолев брезгливость и отвращение к светлым, выполнила его просьбу.
- Дальше я сам, - властно сказал маг и указал ей обратно на кушетку.
С помощью лебедки Хаун’мир подвесил пленника ровно над центром пентаграммы.
- Отлично, - буркнул он себе под нос, оглядывая дело рук своих, а затем повернулся к Линайе. – Ты хочешь все видеть до конца? Сейчас тут будет много крови и слегка шумновато.
Владычица вцепилась руками в подлокотник, но решила держаться до конца.
- Приступай, - приказала она, стиснув зубы.
- Тогда учти – как только я начну ритуал, ты не должна ни вставать, ни подавать голос. Сиди здесь и, по возможности, даже не шевелись, что бы ни случилось. Это понятно?
- Да, - смиренно ответила владычица.
- Отлично, - улыбнулся маг, взяв с полки древний манускрипт, начал читать заклинание. Фразы на неизвестном языке звучали, словно удары похоронного колокола.

Ain salli, ain salli kardante…
Un vally tei amon salli…

Страшный нож, зажатый в руке мага, заполыхал голубоватым пламенем. Закричал и забился подвешенный пленник.

Ain morte kainen ceratonne!

Лезвие рассекло сухожилья на ноге светлого. На труп Алькора закапала кровь. Достигая мертвой плоти, она шипела и дымилась, словно попадая на раскаленную сковороду. Запахло сгоревшим мясом. Линайя зажала рот рукой, сдерживая рвотные позывы.
Каждая фраза мага предваряла новый разрез на пленнике. Кровь уже свободно лилась на тело Алькора, обугливая его. Казалось, это будет длиться целую вечность. Но нет, по каким-то одному ему ведомым признакам Хаун’мир счел, что следует приступить к новой фазе. Он подошел к устройству, в которое во время подготовки к ритуалу помещал фрагменты кожи и, сняв с него наполненный до краев кувшин, вылил его содержимое на труп. Молочно-белая жидкость, как живая, обволокла тело Алькора, впитывая в себя кровь светлого. Линайя пригляделась и еле сдержала удивленный крик – мертвое тело заново обрастало кожей. Похоже, это не было предусмотрено, потому что маг недоуменно уставился на результат своих усилий. Наконец, приняв решение, он выкрикнул заключительную фразу:

Aut vita, aut mori!

Взмах ножа и, булькая и пузырясь, из разрезанного горла несчастного пленника потекла кровь. Милосердная смерть избавила светлого от мучений.
__________________
Серебро на черном бархате вечной ночи

Последний раз редактировалось Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер); 08.02.2012 в 07:10.
Silvery_501 (Rappelz: Ангел-Цербер) вне форума Спасибо Цитировать