Показать сообщение отдельно
Старый 12.11.2010, 11:25   #7
Ткач
 
Аватар для Ткач

Пользователь
Регистрация: 02.08.2009
Сообщений: 144
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Ткач is on a distinguished road
По умолчанию

Произведения Мильдегард - одного из самых заметных талантов Сферы.

***

Сказание о последнем короле

***

Далеко-далеко, на самом краю мира; в разнотравных лугах или среди гор; в окружении раскидистых пальм или изумрудно-зеленых елей – стоял великий замок.
С его неприступных стен зорко смотрели нифоны; гигантский дракон кружил над ним; и стада непуганных вепрей и палочников сбегались в полдень на водопой к его рву.
Шли над замком дожди и снега; светило солнце; а по осени тихий замковый двор заносило сухими листьями.
...Давно, очень давно никто не видел здесь людей. Не потому, что до края мира тяжело добраться (когда людей останавливали трудности?), а потому, что их больше не было. Они ушли. И никто из оставшихся обитателей Сферы не знал, куда...


Санарио – нынешнему хозяину замка – не раз приходилось слышать, что он похож на человека. И каждый раз он, мрачно усмехнувшись, отвечал: «Не больше, чем любой тропос»...
Да, тропосы, как и люди, остались лишь в легендах и на картинах, и мобу незнающему казались теперь похожи. Если б у них была возможность сравнить, они бы знали разницу. А так...


...У тропосов было пророчество... Проклятие, если хотите: ходить по земле до тех пор, пока есть в Сфере хоть один человек. До той поры, пока бродит род человечий по сферянским материкам, не видать родного дома в подводном царстве... Неудивительно, что между двумя народами, столь похожими внешне, никогда не было мира. Тропосы сражались отчаянно – за право вернуться домой; люди – за право остаться здесь.
И вот люди ушли. Так же внезапно, как однажды появились... Тогда, вняв зову матери своей – Башимы – ушли и тропосы. Ушли в глубину безбрежного океана, над которым в туманной дымке парят сферянские материки.
Остался один Санарио...


- Санарио! – ласковый голос вывел хозяина замка из печального полузабытья, которое часто случалось с ним, когда он начинал вспоминать прошлое.


Санарио обернулся на голос. Радом стояла Эли – очаровательная юная менада. Она приветливо улыбалась; на щечках ее розовел румянец; а роскошное цветочное платье источало нежный аромат малины.
Помилуй Ткач! Что такая милая девушка нашла в старом хмуром тропосе?.. Но ее неназойливое внимание было приятно и не давало хозяину Замка-на-Краю скиснуть от печали и одиночества.


- Доброе утро, Эли, - Санарио встал с балконной скамеечки и шагнул ей навстречу.
- Сейчас уже далеко за полдень, - засмеялась менада. С плеча ее при этом вспорхнула яркая бабочка.
- Неважно, - смутился тропос. – Я все равно недавно проснулся: значит, утро.
- Тогда пригласите не завтрак, сир, - кокетливо улыбнулась Эли.


Завтрак прошел безмятежно. Мир был особенно красив и кроток сегодня: ни дождем не всплакнул, ни ветром не потревожил; и – ни облачка на небе, только радостная синева и доброе солнце. Даже птицы пели особенно нежно.
«Либо я начинаю влюбляться... либо сегодня произойдет что-то значительное. Одно из двух...» - подумал Санарио, однако к концу завтрака он уже забыл об этом.


- Прекрасный день! – сказал он. – В такие дни мне кажется...


«...что мир вечен, и мы вечны, и ничего более не надо,» - хотел еще сказать он, но его прервали...


- Сир! Сир!!! – вопя и бренча на бегу парадными доспехами, на веранду ворвался взволнованный стражник-псоглавец.
- Что случилось? – строго спросил Санарио.
- Мои солдаты нашли... – он состроил жуткую мину и возвестил: - ...человека!!! – далее слова старика понеслись неудержимой скороговоркой: - Настоящий человек, сир! И на вас похож, только не фиолетовый... Говорят, это нуб, самый последний нуб, сир!..


Дальше Санарио уже не слушал. Он медленно поднялся из-за стола и, выпрямившись во весь рост, окинул взглядом ликующий мир; посмотрел на клубящийся за его краем туман, под которым плещутся волны безбрежного океана, что являлся ему в детских мечтах; и наконец – встретился глазами с Эли.
Как хорошо, что она ничего еще не понимает...


- Сир... сир... что нам теперь делать, сир? – проскулил старый псоглавец самым жалобным образом.
- Мы сделаем то, что должны, - холодно произнес Санарио. – Веди его в тронный зал...


Странная церемония собрала вместе всех обитателей замка. Даже нифоны оставили свои боевые посты и роились теперь под высокими сводами зала, а гигантский дракон, уцепившись лапами за подоконник, заглядывал в окно.
Хозяин замка с тоской оглядел собравшихся: столько истинной радости эти стены не видели еще никогда. Что ж... быть может, это и к лучшему...


Протрубили в горн – и двери зала распахнулись, впуская маленькую, но очень важную процессию: в окружении пяти парадно одетых и гордо раздувших щеки псоглавцев по ковровой дорожке бодро шагал человек.
Вернее сказать, человечек... В старину таких малышей называли нубами. Из всех ныне живущих Санарио единственный, кто успел застать эту самую «старину» - причина кроется в холодной крови и природном долголетии тропосов.


...Нуб... мальчишка...
Он никак не мог идти спокойно: то забегал вперед, то начинал подпрыгивать на каждом шагу, а то звонко заезжал своим детским мечом по каске кому-нибудь из сопровождавших его псоглавцев. В общем, мальчишку переполняла энергия и ему было весело.
Однако при виде Санарио нубик остановился и притих.
«Что, малой, - усмехнулся про себя тропос. – Тоже заметил, что мы с тобой похожи?»
Человек смотрел на него, пристально, не моргая, и не решался заговорить первым.


- Приветствую вас, сир, - учтиво склонил голову Санарио.
- Привет... – смущенно хмыкнул в ответ «сир».
- Пройдите к трону, сир, - продолжал тропос. – И я возложу корону на Ваше чело и провозглашу Вас законным королем Сферы...


Мальчишка просиял. К трону он кинулся бегом и лихо забрался на него, свесив тощие ножки.
Санарио не стал растягивать церемонию, и уже совсем скоро, возложив на лохматую голову нубика тонкий зубчатый обруч – сферянскую корону – торжественно прокричал: «Да здравствует король!!!» А когда по всему залу отгремели торжественные возгласы и настало время шампанского, Санарио объявил открытие бала.


- Не откажитесь потанцевать со мной, прекрасная госпожа, - учтиво сказал он Эли.
- Не откажусь, сир! – беспечно рассмеялась она.


И танец закружил их.
...Шелест свежих листьев платья; тонкий аромат цветущей малины...


- Ты улыбаешься, Санарио, но глаза у тебя все равно грустные, - мудро и печально заметила Эли.
- О великий Ткач... – Санарио тяжко вздохнул. – А я так надеялся, что ты ничего не поймешь...
- Я все понимаю, - возразила юная менада. – Просто мы с тобой носим радостные маски. Думаю, самое время честно рассказать, что происходит...
- Не торопи эти минуты, - попросил хозяин Замка-на-Краю.
- Хорошо...


Один танец сменял другой; одни кушанья сменяли другие; а музыка не умолкала ни на минуту. День сменился ясным синим вечером – и невиданной красоты салют загрохотал над замком.
Никогда, никогда еще Санарио-тропос не чувствовал себя таким счастливым, даже в своих детских мечтах о безбрежном океане.
Но всему приходит конец... Кто-то крикнул, и голос этот прозвучал, как гром... И смолкли смех и музыка; разорвался в небе последний фейерверк – и опал прощальным золотым дождем в туманное море Края...
«Королю плохо! Помогите, сделайте что-нибудь!!!»


Санарио направился к трону. Толпа расступалась перед ним; Эли, тихая и печальная, не отставала от него ни на шаг.
Остановившись у трона, тропос посмотрел на человеческого мальчишку. Зажмурившись, как от невыносимой боли, тот часто и жадно хватал ртом воздух, словно рыбка, выброшенная на сушу.


- Что делать, сир?!! – возопил кто-то за троном...
- Ничего, - хмуро бросил Санарио и добавил со вздохом: - Так было предрешено с начала времен...


Мальчишка застонал и повалился набок. Сферянская корона упала с его головы на каменный пол... и со звоном покатилась вниз по ступеням.
В зале воцарилась мертвая тишина. Взгляды, недоуменные, растерянные, гневные – все устремились на хозяина замка.


- В давние времена, - начал он, - появилось пророчество о сферянском короле. И звучало оно так... Королем Сферы станет тот, кто придет в нее последним. И последний сын Башимы будет ждать последнего из людей. И возложит тропос корону на чело короля. И будет пир. И каждый будет счастлив на том пиру... Недолго будет править король. Погибнет он во цвете сил, возвещая конец мира...


Кто-то печально завыл вдалеке; одна из менад, стоявших у трона, просто разрыдалась.


- И тогда... – ровный голос Санарио дрогнул. – С уходом последнего человека... померкнут солнце, луна и звезды Сферы; острова ее падут в безбрежные воды океана; и будут остановлены Великие Сервера, движущие этот мир.


Тропос опустил голову. Неизбывная скорбь охватила его... как и весь мир.
Подошла Эли и взяла его за руку... Санарио, тропоса, существо с холодной кожей, всегда восхищали ее теплые ладошки.


- Мы просто исчезнем? – наивно спросила менада. – И ничего больше не будет?
- Будет. Я верю... – искренне соврал тропос. И подумал, что, когда ты не один, умирать уже не так страшно...


...А за окном, пожираемые беспощадной Тьмой, исчезали целые звездные скопления, и туман за Краем медленно таял, открывая взору темно-синюю бездну океана...

Автор: Мильдегард

Последний раз редактировалось V0RTEX; 23.10.2011 в 12:34.
Ткач вне форума Добавить в друзья Личные сообщения
Спасибо